Ежемесячный общественно-политический и литературно-художественный журнал

12+

Вход / Регистрация

Три абзаца от Савельева

Культурная среда

20.12.201714:22

Привет, я Игорь Савельев [https://eksmo.ru/authors/savelev-igor-ITD19229/]. Вероятно, эта моя колонка станет последней в 2017 году, так что время подводить итоги (профессор, наденьте очки-велосипед). Конец года – традиционная пора вручения «главных премий» современной русской литературы, романно-тяжеловесных. Букеровскую получила дебютантка Александра Николаенко за книгу экспериментальной прозы «Убить Бобрыкина»; критики назвали это довольно безумным чтением, но Букер в этом смысле верен себе. У «Большой книги» – три лауреата, два из которых отнюдь не дебютанты, хотя и относительно молоды. Лев Данилкин много лет остается едва ли не самым модным литературным критиком, на досуге работающим в жанре ЖЗЛ – от Гагарина до Проханова (собственно, и победил его очередной ЖЗЛовский том – «Ленин»), а Сергей Шаргунов 15 лет оставался главной надеждой «литературы двадцатилетних», потом «тридцатилетних», потом ушел в Госдуму, но и оттуда пишет сдержанный non fiction (и у него победил ЖЗЛ-том о Катаеве). Настоящим открытием можно назвать третьего лауреата: хотя и его имя не новое в литературе, но диплом «Большой книги», наконец, заставил критиков всерьез говорить о нем. Это Шамиль Идиатуллин, шеф-редактор казанского корпункта газеты «Коммерсантъ».

Победа нашего соседа и коллеги (не знаю, есть ли «зеркальное» нашему «Объединение русскоязычных писателей Татарстана», но допустим) – интересный повод для нескольких наблюдений. Шамиль победил с романом «Город Брежнев». Люди старшего поколения, конечно, помнят, что так недолго – буквально лет пять – назывались Набережные Челны. Город не имел «биографического» отношения к Брежневу, но в начале 80-х, когда генсек преставился, оказался на гребне волны: КАМАЗ, вот это всё, что-то типа современного Сколково / Иннополиса / Красной Поляны. Если вы заглянете в «Новый мир» года 80-го, то увидите сплошные «Набережночелнинские десанты»... При этом, несмотря на парадный комсомольский блеск, пространство уже начало протухать (сегодня, – кто был, – это депрессивная гоп-территория, серая, бетонная). Вот эта двойственность, тайная дворовая жизнь якобы еще идеально-советского общества – настоящий герой романа. И здесь вспоминаешь о нашем земляке, ровеснике и (если не ошибаюсь) соплеменнике лауреата – Марате Басырове, который, к сожалению, рано ушел из жизни (в 2016 году в возрасте 43 лет). Петербургский прозаик прогремел в 2014 году на премии «Национальный бестселлер» с книгой об «уфимском дворовом детстве» конца 80-х – «Печатной машиной» (интересующихся отсылаю к замечательной статье Петра Федорова в «Бельских просторах», 2015, № 4 http://www.bp01.ru/public.php?public=4518; я также собираюсь написать о недавно вышедшем посмертном томе прозы Марата). «Печатная машина» была очень похожа на «Город Брежнев»... но чего-то все же не хватило. Внимания к сквозному сюжету и обшей идее книги? Не знаю. Надо думать об этом.

И второе. Вечное соревнование Башкортостана и Татарстана – не секрет. В этом смысле у уфимских коллег не было на повестке дня серьезной конкуренции с Казанью. Она не считалась «местом силы» современной русской литературы, по крайней мере, начисто проигрывала тому же Екатеринбургу, о «соревновании» с которым можно было говорить, когда звучали речи – порой и шапкозакидательские – о расцвете новой литературы (особенно поэзии) в Уфе. У Татарстана не было (и нет), например, сильного русскоязычного литературного журнала, и так далее. Первые звоночки о том, что такая конкуренция появилась, прозвучали несколько лет назад, когда появился Аксенов-фест и связанные с ним татарстанские номера журнала «Октябрь». Наконец, феномен Гузель Яхиной и триумф ее романа «Зулейха открывает глаза» дал понять, что в соседней республике появилась сильная традиция современной русской прозы. Сегодняшний успех «Города Брежнев» подтверждает, что это не было случайностью, единичным примером.

Савельев Игорь

1
33


0
debron
Как по мне, победа "Города..." - событие из разряда... ну, как минимум странных. Потому что, сдается мне, наградили книгу не за великие достоинства, а по той же самой причине, по которой популярны сегодня "дискотеки 80-х".
Чисто с технической стороны (опять же, на мой взгляд) "Город..." болен той же болезнью, что и другие романы Идиатуллина - например, "СССРтм" и "Убыр" (кстати, "Убыр" резонанс в свое время имел побольше, чем "Город...", только резонанс этот был, скажем так, нишевый, в "гетто" фантастики и хоррора). Болезнь эта - чудовищное многословие. Уже все ясно в эпизоде, уже все объяснено, разжевано и в рот положено, а автор нудит, и нудит, и нудит одно и то же, плодит ненужные детали и описания, которые не будут работать от слова вообще. Ну и плюс еще загадочная концовка (да, я про пионервожатого).
P.S. Кстати, в отзывах на Fantlab'е (https://fantlab.ru/work865255) часть читателей увидела в "Городе..." не "двойственность", и не "тайную дворовую жизнь", а - внезапно! - производственный роман. Что, по-моему, само по себе интересно - соскучились люди по некоторым "навеки прОклятым":) вещам.
ИмяЦитировать0
Оставить комментарий